December 23rd, 2019

8/KM

DSC07021777.jpg

Храмы — да, но я не могу поехать в сторону Камакура и не дойти до моря, глотнуть свежего воздуха. Скорее даже я могу не заходить в храмы.
Вообще, кажется, эти берега — излюбленное место токийцев, чтобы выпустить душу на свободу. В этот день разразился почти шторм, и запахи свежести, простора и силы, которые он принёс, отчаянно кружили голову. И что приятно, не мне одной — смотреть на волны стальных оттенков приехали немало людей, и, обнимая ладонями стаканчики с кофе и сидя на бетонных ограждениях, мы вместе улыбались бушующему морю. Внешняя изнеженность токийских девушек в их длинных и мягких свитерах, в юбках, открывающих лишь щиколотки, с ямочками на нарумяненных щеках, куда-то исчезает, когда они здесь, и они смотрят на стихию смело и без тпни внутренней осторожности, которая всё ещё есть у нас, выросших вдалеке от большой воды. Впрочем, эта осторожность выветривается быстро. Душа не умеет закрываться от морского ветра, и он раз за разом выдувает лишнее.
Побережье здесь длинное и красивое, от гигантских булыжников, на которых пляшут бирюзовые волны, до мирных песчаных пляжей с дорожками следов сиба-ину в ярких банданах, и, конечно, со сказочной Эносимой, которая, даже когда исхожена вдоль и поперёк (ещё нет, кстати), всё равно представляется островом легенд, и этому не мешают ни бойкие продавцы расплющеных в хрусткие лепёшки осьминогов (по-моему там на просвет даже сосуды видно), ни темнокожие материковые гости, для которых местная культура всё ещё достаточно экзотична, чтобы их сознания просто отскакивали от неё, как туго надутые воздушные шарики, ни, тем более, токийские тинейджеры, рамзахивающие солёными огурцами на палочках.

Collapse )