June 19th, 2019

日本—5

DSC00536777.jpg


Сезон сакуры в этом году был в своём репертуаре: чтобы простые смертные не взлетали до ментальных небес в своём безудержном восхищении цветущими деревьями, окружающая среда решила держать под контролем градус народного наслаждения, удерживая его в безопасном диапазоне посредством осадков и низких температур. Кто-то ещё давно замечал, что японская весна (ну, по крайней мере, на большей части Хонсю) — период довольно мрачный. Мрачный скорее не относительно общемирового имиджа весны, а относительно рафинированного представления о весенних месяцах в Японии, когда якобы бабочки порхают под пронизанной солнечными лучами сакурой всех оттенков розового. Нет, ханами — это пронзительно-белое небо, готовое в любую секунду метко капнуть вам в глаз, прямо между соцветиями сакуры, на которые вы восхищённо задрали голову, и слой термобелья из юникло, который скрывается за обманчивой лёгкостью толстовки. Но с меня это уже который год розовых очков не снимает (потому что как снять то, чего нет), и я всё ещё считаю, что более депрессивного месяца, чем типичный московский март, не случается ни в одном уголке планеты.
Интересно, правда, как всё это кореллирует с количеством выпитого алкоголя — под моросящим дождём либо вообще не сядешь выпивать, либо употребишь больше, чтобы компенсировать некий внешний дискомфорт. По-моему первое, лично у меня пара пикников слетели, и если бы я употребляла алкоголь, это точно сказалось бы на среднесезонном показателе. Но Старбакс заработал, даже на тех, кто ненавидит Старбакс (привет).

Я всё равно люблю эту весну, даже тогда, когда уже настолько задолбался чередовать то небольшое количество тёплых вещей, которые взял с собой, что при первых признаках потепления готов их просто выкинуть, чтобы не видеть больше никогда.


Collapse )