May 11th, 2018

日本[4]



Чем ближе к лету, тем больше и чаще Япония начинает радовать глаз совершенно утопичными картинами.
Не любоваться природой в Токио довольно сложно — говорю как человек, который в садах и парках первым начинает страдать и закатывать глаза с выражением лица «и чо». Но (что меня саму радует), хотя я скорее сторонник позиции «залить бы всё бетоном» (это не моя идея, это цитата одного из лучших преподавателей литературы в моей жизни), что-то древнее, сообщающее, что травка и бабочки — хорошо, внутри все же живет.
Ханами сменяется фудзи-мацури, фудзи-мацури сменяется цуцудзи-мацури (возможно, есть еще промежуточные этапы, но я не в курсе). На вышеупомянутые мацури наслаиваются коинобори, Золотая неделя,  день матери, и наверняка что-то еще. Цуцудзи-мацури для меня никогда не был очевидным мероприятием, хотя, конечно, я замечала, что в определённые дни количество цветущих азалий начинает зашкаливать.
Причем токийский эпицентр азалиевого бесчинства — наш любимый Нэдзу дзиндзя. Фестиваль проводится ежегодно, с 7 апреля по 6 мая. Я тоже успела нырнуть в цветочные облака.


Collapse )