June 16th, 2017

JP 2.1



Мой личный сорт героина - это раствориться в таком маленьком и таком бесконечном Омойде-Ёкотё.
Тут не был только ленивый, но даже искушенные самыми таинственными городскими лабиринтами фото-ниндзя возвращаются сюда снова и снова. Сюда ныряешь резко, взрезая вечернюю атмосферу, которая тут же обволакивает тело, как некая плотная субстанция, как глицериновая вода в рождественских шарах со снегом, как зеркало, которое становится упругим и липнет к пальцам, если принимаешь красную таблетку.
Ряды терияки, становящиеся глянцевитыми с шипением тысяч змей, клубящиеся, курящиеся, вьющиеся вверх от жарящейся еды к желтым фонарям струйки дыма, размывающие и искажающие силуэты и профили, и отблески огня на лоснящихся от жара скулах, и все это - в отражениях на стеклах, глянцевых, ловящих точные очертания, и матовых, улавливающих лишь смутные оттенки.
Шорох и шарканье черных ботинок сарариманов, стоптанных кроссовок и кед бородатых путешественников, шорох, то и дело, будто сухие листья, подбрасываемый вверх искристыми взрывами смеха из-за столов и стекол, или сметаемый в переулки резкими выкриками.

Collapse )