October 3rd, 2015

1.0 Париж

Итак, Париж.
Почему вдруг? Как я уже писала, у моей тети был день рождения, 30-го сентября ей исполнилось 45. Это, как известно, бывает раз в жизни, а Париж она любит. А наш опыт семейных путешествий ограничивался тюленьими покатушками к теплым берегам. И тут тетя решила, а чего бы не рвануть на недельку во Францию, прихватив большую часть семейства. Семейство, узнав про такие планы, воспряло духом, покидало барахло в чемоданы, и вот рано утром 25-го сентября мы, поручив кормежку кота другу, (его даже вырвало на пуф в знак пожелания хорошей дороги кота, а не друга, есессна), поехали в Шереметьево.
Поездка изначально обещала быть веселой. Потому что мы все вместе. И как бы мы не любили друг друга, все семеро (я, Алекс, мама, тетя, дядя, Арс и Женя) отличаемся различными степенями вредности, упоротости, вспыльчивости, скептицизма, рефлексии, слабоумия и отваги, от легкой до терминальной. Будь у Крылова возможность наблюдать это зрелище, он бы выдал что-нибудь похлеще своих щуколебедераков. Но то ли срок путешествия (6 дней примерно) был недостаточным, то ли любовь к ближнему своему оказалась сильнее наших демонов... короче, мы вернулись целыми, невредимыми и довольными друг другом и окружающей средой.

Теперь про Париж. В наших взращенных Родиной умах в той или иной степени живет уверенность, что Европа = порядок. И хотя мы давным давно переросли всякие стереотипы, вроде того, что в Лондоне что ни день, то туман, этот, про порядок, почему-то остался. Хотя все прочитали "Год в Провансе", посмеялись, поплакали, и даже местами узнали соотечественников. Но я не такая, я никогда не верила во французский порядок ни на йену. Мы тут с Пашей как-то говорили о языке, как о призме восприятия народа и его культуры. У вас это жеманное воркование ассоциируется с порядком и стабильностью? У меня тоже нет.
За неделю до отъезда Алекс горланил песни на французском при любом удобном случае, и чем чаще я напоминала, что этот язык - худшее, что могло случиться с человеческой речью, тем больше воздуха он набирал в легкие.

После вышесказанного вы, наверное, уже успели подумать, что какого хрена я поперлась в этот Париж, если я так его не люблю, но это не так. Близка мне французская культура или нет, она - яркая и самобытная, и содержит множество вещей, которые так или иначе пересекаются с моими интересами, от изобразительного искусства до кондитерского.
Вообще, с Парижем вышло интересно. Я не строила абсолютно никаких иллюзий на его счет. И я поняла этот город, только ступив на облицованный плиткой пол Шарль-де-Голля. Я поняла, что это Москва. Добрее, суетливее, пышнее, кокетливее, но нет той радикальной разницы, того ощущения, что все вокруг поменялось, и солнечный свет, и кислородная смесь, как это бывает, скажем... да-да, по прилету в тот же Токио.
Париж настойчив. Он обволакивает витринами с россыпью шоколада с насыщенным и бархатистым послевкусием, круассанами и бриошами с корочками цвета меди, искусной лепкой на сложных фасадах, красуется ажурными башнями средневековых костелов. Он, как Безликий, снова и снова предлагает золото, требуя взамен лишь одного - восхищения.
Мне кажется, он не изменился со средних веков. Те же просящие милостыню нищие на каждом шагу, хаотично движущиеся моторные повозки и бойкая торговля.



Collapse )