June 15th, 2015

(no subject)



Несколько дней назад ездила к Диле помогать разбирать библиотеку.
Шкафы для книг привезли только недавно, и помещение заполнено десятками коробок с книгами. Мы уморились, честно :) Каждую книжечку надо протереть, поцеловать и найти ей место в шкафу. Пришла помогать Настя Махрова, и мы весь день наворачивали круги с тряпками, ведрами и вопросами типа: "А где Желязны? Лежал здесь только что...", "А куда засунем Серебряный век? Повыше или пониже?", "Гордон... Давай не будем класть этого придурка рядом с исторической литературой?"
Вообще, кнечно, интересно. Много книг возрастом больше века, а еще нашли старые фотоальбомы. И Диля наконец распаковала здоровенный фолиант с работами Микеланджело. Это, знаете, книженция ростом сантиметров 80 и весом в несколько кило. Продается она в коробке-чемоданчике, чтобы ее можно было перемещать. У нее есть такая же с Да Винчи, я еще во Внуково любила водрузить ее на диван и рассматривать детали его картин. Особенно набросков. Для меня, как для графика, живописные произведения Леонардо находятся за чертой опыта, который я могу понять и получить. Другое дело - наброски, чертежи, зарисовки. Я обожаю его линии, они такие живые и точные, за ними чувствуется гениальный и свободный ум, который схватывает форму и динамику быстро и точно, с легкостью воспроизводя увиденное на бумаге. Вообще, мне кажется, отличительная черта его работ - легкость. Я имею в виду не стиль, а именно вот эту вот связь руки и мозга, ему не нужно было страдать, каждый раз вымеряя пропорции и выстраивая предметы, есть ощущение, что он делал все слету - не торопясь, спокойно, но просто. Это и есть талант. Вот тяжеловесные Рубенс, Рембрандт и иже с ними меня не сильно впечатляют. Я больше даже голландцев люблю - у них столько воздуха, света, что смотришь на эти незатейливые сюжеты и сам как будто вдыхаешь запах сена и слышишь звук льющегося из глиняной крынки молока.
Ой, вот подарите мне такого Леонардо! С этим чудесным изданием даже в музей ходить не надо, раскрыл на столе - и погрузился. Благодаря своему формату книга занимает все поле зрения :))
Возвращаясь к Микеланджело, книга тоже офигенная. Какая же у него все-таки скульптурная живопись. Он как будто вылепливает кистью скулы, ямочки, греческие носы. Для фресок такая манера более чем органична.
К 5 часам, конечно, от книг, даже самых расчудесных, уже начало тошнить. Мы мужественно добили еще полторы коробки и отправились заедать стресс креветочками и тед де муаном. Блин, этот сыр, хоть и берешь одни и те же головки, всегда такой разный. Иногда прям острые двухнедельные носки, как я люблю, иногда просто вкус как у выдержанного твердого сыра. Я уже умудрилась сломать одну сырорезку, которая делает розочки - крутила и лезвие с ручкой осталось у меня в руке. Не знаю, кто виноват, слабая сырорезка или я.
Еще мы сбегали в сад, хотя бы посмотреть, что цветет. Розы пока не созрели. Зато люпины цветут пышным цветом. А ирисы уже отцветают.

Collapse )


Ну и чтобы два раза не вставать, 1 июня у папы был день рождения, папа попросил в подарок торт. Сделала творожный Наполеон, который полюбился моей семье. Внезапно захотелось сделать ему корону. :D
Творожные коржи, заварной крем, творожный крем с белым шоколадом, между коржами еще прячутся вишня в сиропе и свежая клубника.
Хозяйке на заметку - коржи довольно плотные и времени на пропитку им требуется больше. Спустя сутки нижние еще были суховаты. Так что дня за два его можно делать смело.



Collapse )