May 11th, 2015

История одного моллюска.

На 2-ой или 3-ий год моего обучения в художественной школе преподаватель Любовь Михайловна, девушка лет 25 с большим количеством азиатской крови и невероятно зычным голосом, обсуждая с нами композиции на свободные темы, показывала нам альбом с открытками какого-то художника.
Эти картинки я не запомнила совершенно, кроме одной: темно-синие подводные глубины, иссиня-черная толща воды, в которой, подобно астронавтам, парили невероятные твари. И в углу картинки сидел он. Мой детский мозг запомнил его таким - белесое, чуть прозрачное тело, толстые щупальца с длинными, почти доходящими до кончиков перепонками, и глаза, расположившиеся на толстых отростках, в результате чего голова напоминала рыбу-молота. Мое воображение было уверено, что голову венчает мощный и короткий клюв.
Так у меня внутри поселился чудесный осьминог с головой рыбы-молота и попуганным клювом. Картинку это я больше не видела. На тот момент преподаватель не смогла ответить на мои вопросы и строении этого чудища, и мое сознание просто зафиксировало первое впечатление как единственно верное.
Однако, эта тварь почему-то стала иметь для меня большое значение. Несколько лет порисовав ее в разных ракурсах, я задумалась о первоисточнике. Чья эта была картинка? Чья фантазия подселила в мой мир еще одного монстра?
Некоторое время я гуглила, искала, спрашивала у знакомых, не находя ответа, забивала, а потом гуглила опять. Однажды желание найти корень зла достигло апогея и я написала Яне, потому что Яна со своей аудиторией читателей - это ценнейшая база знаний, которая, наверное, в курсе, кто убил Кеннеди и где хранятся чертежи НЛО, построенных Третьим Рейхом. Но я спросила не про Кеннеди и НЛО, а свою осьминогину. И ответ нашелся.
Воистину чуду подобен ум ребенка, говорил Йода. Загадочное существо из глубин оказалось всего лишь старым добрым цирратаумой, которого я вижу раз в неделю, пролистывая пинтерест и кое-какие домашние книжки. Глаза оказались плавничками на его тельце, а клюва не было и в помине. А картинка оказалась милой и совершенно обыденной (не в обиду художнику) иллюстрацией Воронцовой из серии "Природа после захода солнца. Обитатели темноты". Но, знаете, это открытие ничуть не разрушило годы, проведенные со штуковиной, которую я решила назвать octosphyrna. Так что любите и жалуйте красавца из моего ментального зоопарка. По классике он все же белый, небольшой (не больше полутора метров в длину), сильный и плотоядный. Давайте будем читать, что он живет в Японском море и больше нигде.